Україна і світ

Будни “ЛНР”: уехавшие считают, что сюда никогда не стоит возвращаться

Будни "ЛНР": уехавшие считают, что сюда никогда не стоит возвращаться

За последнее время меня нашли двое хороших знакомых по прежней жизни.

Нашли мой электронный адрес так, будто для этого им понадобилось обращаться в “Жди меня” и начали почти в духе этой передачи.

Основной вопрос: где мы? Судя по количеству восклицательных знаков, это был просто жизнеопределяющий вопрос для них последних двух лет. Когда я ответила, что здесь и на их следующий вопрос, что у нас все хорошо, общаться стало не о чем.

Ну, задали друг другу еще пару вопросов об общих знакомых, и общение сошло на нет. Один из нашедших меня еще летом 2014 выехал с семьей в Россию и по всем критериям устроился там нормально. Ипотека, гражданство, работа. Все это вписывается в его критерии нормы и максимальных достижений, которые он рисовал перед собой, вывозя семью в Кузбасс. Поэтому мой скупой рассказ о том, что мы здесь, только укрепил его в правильности принятого им два с лишним года назад решения.

Хотя я ни словом не обмолвилась, что у нас что-то не так. Но все, что он читает о нашей жизни и что узнает о ней, только убеждает его в том, что возвращаться сюда не стоит никогда.

В общем-то, не поспоришь. Каждый видит все по своему, в своем свете. Мой приятель во всей поступающей информации выбирает то, что подтверждает правильность его решения обосноваться в России, пройдя все круги ада по общагам, безработицу, медкомиссии… Поэтому даже, если бы я начала живописать о том, что у нас все не просто нормально, а замечательно и исключительно в превосходной степени, переубедить его мне бы не удалось – он и писал мне уже в четком убеждении, что расшатать его позицию не сможет уже ничто.

У меня, правда, много чего не стыковалось в его рассказе – зарплаты крайне маленькие и у него, и у его жены, ипотека неподъемная, живут от зарплаты до зарплаты не имея ни одного лишнего рубля ни на что. А еще запертая квартира в его городке в “республике”, которую тоже нужно оплачивать. И читая его письмо, я поняла, что мы просто смотрим на мир с разных сторон. Не в одну сторону, как об этом любят писать романтики, а именно с разных сторон на одно и то же.

Я вижу абсурдность всего – безденежье, сложности, долговое ярмо, которое они повесили на себя на годы, а он видит будущее, успехи и победы, невероятные достижения его семьи – все то, что делает его выше меня, оставшейся здесь.

Второй приятель оказался в Луганске. Сразу пояснил – своя квартира, родители, работа. И в том, что я здесь, он только укрепился в правильности его решения остаться в Луганске. Вероятно, в его мониторинге, Луганск выбрала не только из всех опрошенных им. И поэтому, получив еще один голос, за ужином он отметил, что вот и моя семья в Луганске – а дальше, вероятно, пустился в рассуждения, о том, почему мы могли остаться, а почему могли уехать.

Кстати, и с первым, и со вторым приятелем общение очень быстро исчерпалось. Здесь природный феномен – интересно говорить с теми, кто сетует, жалуется и ищет совета. На фоне кого можно оказаться умнее, опытнее, мудрее.

Ежели у собеседника все ОК, темы исчерпываются почти сразу – говорить не о чем. Интересно слушать о тяготах и лишениях или искать общее, а когда все нормально и твои советы не нужны, разговор как-то очень быстро сходит на нет. Опросили друг друга, убедились в правильности собственных решений и пропали снова.

Не знаю, насколько это правильно. Кинематографисты дорисовали бы продолжение этих писем – мужчин, спешащих с помощью в обеих руках, роковую встречу и что-нибудь еще очень зрелищное на три носовых платка. Но в жизни все скупо и прозаично – узнали и пропали снова. До следующего приступа ностальгии.

А вообще общение сейчас довольно странное со всеми теми, кто был близок годами, но волей случая стал далек географически. Даже при очень большом родстве душ требуется большее – “смазка”: встречи, события, разговоры, живое общение. Поэтому за эти два года мы никак не стали ближе, а ту роль, которую играли в жизни друг друга, заняли новые коллеги, новые друзья и даже новые члены семьи – жизнь не стоит на месте.

Конечно, встретившись, мы будем пересказывать друг другу что-то важное, веховое за этот период разлуки. Немного жаловаться, немного хвалиться. Но чем больше проходит времени, тем меньше точек соприкосновения и меньше общего. И взгляды на одно и то же – события в Луганске – тоже какие-то совсем разные.

Кто-то убежден, что все пошло не так. Кто-то ничего не комментирует, но уверен, что самым правильным был его отъезд, кто-то менторствует и дает советы – уезжай. Есть те, кто просто слушает, не давая никаких оценок. Причудливый узор общения. Иногда я пытаюсь понять, почему очередной знакомый уехал. И часто анализу это не поддается – здесь осталась недвижимость, бизнес, построенная система продаж. Немного усилий, и все бы снова заработало, но человек выбирает новую страну, жизнь с нуля, трудности, новый язык, и все в очень зрелом возрасте. То ли душе требовался экстрим, но повода проявить его не было раньше, то ли это действительно обдуманный выбор и единственно правильное решение. В этом ведь тоже уже не разобраться – каждый видит мир со своей стороны.

А вообще, то ли февраль с последними метелями, то ли незаметное, но стойкое подорожание, но жизнь сложно назвать радостной.

Можно, вероятно, не замечать, закрывать глаза на все и искать хорошее в каждом дне. Но состоятельных людей на улицах Луганска становится все больше, и супермаркеты прежнего формата торгуют дорогими напитками, дорогими продуктами и элементами роскоши для тех, у кого есть возможность это покупать. А это значит, что вместе с подорожанием в Луганск возвращается прежняя прослойка небедных луганчан. И открываются рекламные агентства и рестораны, магазинчики и сети комиссионок, кафе и косметические салоны.

Я знаю множество людей, которые, вернувшись в Луганск после скитаний, дали себе слово никуда уже не ехать. И делают все, чтобы закрепить в Луганске свои позиции – строят бизнес, скупают дешевую недвижимость, пользуясь возможностью, накапливают дипломы о высшем образовании. Хотя есть и совершенно другой пласт луганчан – бесповоротно бедствующих и, кажется, уже ничего не поможет им выбраться из нищеты и лишений. Это очень напоминает “Приключения Чиполлино”, в котором были или очень богатые, или очень бедные жители Лимонного царства.

Так и у нас. А вообще, даже это каждый видит по-своему. На одно и то же мы смотрим с разных сторон.

Джерело Телеканал новини «24»
10.02.2018

Facebook
Close