Україна і світ

Будни “ЛНР”: эта война дала возможность многим стать новыми “министрами”

Будни "ЛНР": эта война дала возможность многим стать новыми "министрами"

А ведь, согласитесь, три года – приличный срок. Даже больше, чем три – три с половиной с того лета, когда у многих начался совсем другой отсчет жизни.

Еще тем летом многие говорили: “Нужно присмотреться”. Тогда это казалось даже некоторой мудростью – человек не бросается опрометью искать работу, а выжидает, чего-то.

Даже спустя эти три с половиной года все еще есть те, кто до сих пор присматривается, сам уже толком не в силах пояснить, чего именно он ждет. Для кого-то это состояние стало привычным – работает жена или есть пенсия родителей.

Но на фоне таких вот людей особенно заметны те, кто сделал невероятный прорыв за этот отрезок времени. Те, кто, не мешкая, начали работать сразу же, и уже сейчас имеют повышения в должности и какие-то перспективы.

Три года – это ведь приличный срок для жизни. За это время две мои приятельницы успели стать бабушками, а кто-то вышел замуж, некоторые из соседей по одной улице стали гражданами другой страны, а кто-то даже успел взять в ипотеку жилье.

Они меняли работу, квартиры, города. Строили планы. Шли к намеченным целям и ставили новые цели. У нас ведь разное измерение времени за эти три с половиной года. Рядом со мной есть те, кто все это время ждет, что вернется прежняя жизнь. Позвонит в двери или по телефону. И будет утро прежней жизни, в которой будет привычная работа и привычный и понятный уклад событий.

А те, кто уехал отсюда, вряд ли уже вспомнят, как было раньше, и вряд ли откажутся от того, к чему с таким трудом шли все это время. Странное измерение времени у нас и у них. Я начала думать об этом, когда летом 2014 года получала гуманитарную помощь на ребенка из рук тех, кто представился мне местными депутатами.

Когда и как они успели стать местными депутатами к августу 2014 года, если мы почти весь тот август провели, накрывая собой ребенка, лежа на полу? Я вижу сейчас этих людей почти каждый день с телеэкрана – это первые лица “республики”. Они стали “министрами”, они проводят какие-то инспекции и дают интервью.

Я хорошо помню, что тем летом я задавалась вопросом, как мы могли оказаться по обе стороны этого стола – я получала помощь, а они выдавали ее. Выходит, когда я осталась без работы и понятного будущего, у них начался новый отсчет их жизни.

Я потеряла, а они нашли. Наверное, уже тогда мне нужно было спрашивать у них, как жить дальше и чего ждать. Я помню, что в их пестрой компании появилась молодая женщина, я спросила у нее, кем она была до того августа. “Торговым представителем”. А потом ей кто-то предложил взамен потерянной работу на перспективу – раздавать гуманитарку, вести учет с последующей работой в “правительстве”.

Интересно, у нее вышло тогда что-то? Но я вижу вокруг достаточно тех, кто смог изменить свою реальность за это время, заняв свободную нишу руководителя, став им не по возрасту и опыту, а от того, что других желающих просто не было.

Иногда руководителями становятся слишком молодые и слишком неопытные, но, знаете, что их всех объединяет? Они не сомневаются ни в себе, ни в правильности таких назначений.

Они принимают это бремя ответственности так, будто это был единственно правильный выбор, и не им повезло с перспективной работой, а всем вокруг от таких назначений. Их уверенность безапелляционна, как будто время до этого назначения они только и ждали того, чтобы стать самыми молодыми министрами.

Джерело Телеканал новини «24»
11.02.2018

Facebook
Close